Вот, девочки, пришло моё время. Сегодня я выпила немного красного и готова поделиться с вами тем, чем не делюсь даже с самыми близкими подружками – моим счастьем. Не буду называть ни своего имени, ни имени моего мужа, ни имён детей, потому как верю и в судьбу и в то, что её можно нарушить, произнося вслух имена героев. Поэтому буду говорить только об общем.

Я живу в Турции. Нет, не в Анталии, а в провинции, в маленьком посёлке на побережье. В собственной квартирке, когда-то купленной за бесценок после продажи комнаты в коммуналке в центре Петербурга. Живу с мужем и детьми. Здесь, потому что я люблю это место – маленький посёлок на побережье, красивые удобные домики, детский сад, уют, магазинчики, местная администрация, в общем, всё, что нужно для удобной повседневности.

Ежедневно мы с мужем ездим в город на работу на двух автомобилях – он на своём, я на служебном.

В Турции я работаю на той же должности, что и в Питере, только за гораздо большие деньги. Я продаю модельную одежду, которую сама же и моделирую, и шью, и рекламирую. Мой муж занимается продажей недвижимости в Турции, мы с ним и познакомились-то, когда я покупала этот домик. Потом он легко согласился сдать свою гигантскую квартиру в столице и переехать в наш домик, где родились обе девочки.

Но поговорить я хотела не об этом, а о том, что многие наши девочки бояться выходить замуж за турка. И очень зря. Я – счастливая и свободная женщина, хозяйка не только своего дома, но и своей жизни – хочу рассказать правду из практики, чтобы девочки не боялись и строили собственную жизнь на реальных фактах, а не домыслах тех, кто хочет оставить умных, красивых и перспективных россиянок в РФ.

Не бойтесь забыть родной язык. Мой муж говорит по-русски получше некоторых коренных петербуржцев. И не только потому, что он занимается продажей недвижимости россиянам. Просто в Турции русский язык не только в ходу, но и в почёте. Поэтому я общаюсь по-русски и дома, и на работе, и во многих магазинах, учебных заведениях детей, на отдыхе. Конечно, приходится пользоваться и английским, турецкий мне просто нравится учить (я вообще люблю учиться). Но родной – это родной. Я люблю говорить на родном языке – и говорю на нём.

Далее. Мусульмане. Это не синоним терроризма. Это милейшие люди, которые живут не только по своим законам – они живут по законам той же жизни, что и мы. И их обычаи мне очень даже близки и интересны. Дело другое, что я не собираюсь менять религию! Ни за что и никогда, я верю в своего Бога, в которого привыкла верить, мне так спокойно и стабильно. Мой муж это понимает и не настаивает. При этом я стараюсь не делать ничего, что бы противоречило его видению религии. И не скрою – это несложно! Кстати, мужчина не может заставить женщину принять ислам, ибо в исламе это считается огромным грехом.

Не смотря на то, что мой муж принимает, ценит и уважает мою независимость, глава семьи всё-таки он. Во-первых, так принято в Турции, во-вторых, чёрт возьми, это нормально – он больше зарабатывает, дольше живёт, имеет более высокое образование, чем я. Он не принимает решения без моего участия, советуется со мной, ждёт предложений, но решающее слово и большая часть инициативы всё-таки лежат на нём. И мне это нравится.

Есть ещё один момент, который лично мне кажется плюсом, некоторым женщинам – минусом. Турецкие мужчины привыкли опекать своих женщин, заботится о них, оберегать, жалеть. Женщина там действительно чувствует себя слабой женщиной, хоть и занимается бизнесом наравне с мужчиной.

По поводу многожёнства. Чушь собачья – у турка официально может быть только одна жена. Обеспечить женщин кормильцем во время войны – вот, что было целью создания семей с несколькими женщинами. Материальное благополучие вернуло Турцию в состояние общеевропейское ещё в прошлом веке.

В общем-то, это основное. Если есть вопросы, девочки, спрашивайте. Я знаю не понаслышке, что такое русско-турецкое счастье!

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •